Эхо холодной войны — заброшенный ядерный комплекс "Чусовая".



Где-то посреди лесов на северо-западе Беларуси притаилось и застыло эхо холодной войны — шахтный комплекс для стационарного базирования баллистических ракет с ядерным зарядом. Комплекс носил кодовое название "Чусовая" — по названию одной из рек на северном Урале и был построен в шестидесятые годы.

На это же время пришелся и основной период эксплуатации комплекса. К концу 1970-х годов было принято решение заменять стационарные ракеты Р-14У на мобильные, передвижные, и ракетные шахты стали постепенно терять свое значение. Комплекс "Чусовая" использовался до середиы восьмидесятых годов, а последняя ракета 8К65У была ликвидирована в соответствии с Договором о ядерном разоружении.



02.

Ракет давно нет, не осталось и страны, которая грозила всему миру ядерной "Кузькиной матью", а пусковые шахты остались — как немые свидетели недалекой и страшой истории. Облезлые коридоры командного центра ощетинились обломками арматуры и дышат в лицо гарью давних пожаров, страшные надписи на стенах пугают гептиловым отравлением, черные дыры в полу ведут в пустоту и неизвестность — что ж, самое время прогуляться по подземному ядерному комплексу.


03. Комплекс "Чусовая" состоит из трех ракетных шахт и командно-инженерного центра. Командно-инженерный центр — это такой многоэтажный комплекс, где размещался командный пункт и различные технические помещения — дизель-генераторная, хранилище ракетного окислителя, хранилище ракетного горючего и прочие подобные вещи.

Сверху каждая из трех шахт защищена вот такой бетонной плитой весом в 460 тонн. Такая масса и форма плиты обусловлена ее защитной функцией — при точечном ядерном ударе недалеко от шахт плита должна была защитить пусковой комплекс от ударной волны.




04. Открывалась такая "крышечка" двумя путями — первый был рассчитан на штатное применение и был реализован посредством домкратов и рельсов. Второй способ предусматривал внештатное применение (в случае отказа основного оборудования) — плита откидывалась с помощью небольшого направленного взрыва.




05. Вид шахтной крышки вблизи. Арматура сделана из толстых качественных металлических балок.




06. Вентиляционные шахты комплекса, выведенные на поверхность. Изнутри тянет очень характерным запахом старого бункера — запахом старой пыли, затхлости и тлена.




07. Старый противогаз, оставшийся еще со времен эксплуатации комплекса. Подобные противогазы, а также полный комплекс химзащиты были обязательны при работе с ракетным топливом и ракетным окислителем — так как это весьма токсичные субстанции.




08. Входим в бункер. Панели пола давно разобраны (то ли вандалами, то ли теми, кто борется с вандалами), и перемещаться внутри достаточно опасно.




09. Лестница между минус первым (командным) и минус вторым (инженерным) уровнями. Проводим замеры радиации. По результатам исследований напишу отдельный пост.




10. Стены бункера выполнены из прочного и качественного литого бетона. В стенах видны остатки каких-то технологических отверстий — связанных, скорее всего, с электропроводкой.




11. Коридоры сейчас выглядят вот так. Металлические панели пола частично разобраны, и в открывшихся прямоугольных дырах виднеется желтая вода, иногда смешанная с чем-то черным, похожим на отработанное машинное масло.




12. Санузел с туалетом и душевыми кабинками. Из сантехнического оборудования не осталось ничего — только кафельная плитка на стенах. Кстати, здесь она положена также криво и непрофессионально, как и в квартирах тех лет.




13. Сталкеры на лестницах бункера:)




14. Технологический этаж комплекса. Проем справа — вход в помещение, где размещалась цистерна с ракетным окислителем.




15. А вот и это помещение. Самой цистерны давно нет — ее распилили на металл и вывезли в неизвестном направлении. Слабоумие и отвага — ничем другим я не могу объяснить факт распила цистерны, ведь хранившийся здесь диметилгидразин (или, иначе, гептил) — вещество летучее и крайне токсичное — в четыре раза токсичнее синильной кислоты, при этом его запах (напоминающий аммиак) начинает ощущаться только в концентрациях, в 10 раз превышающих допустимые.




16. Идем дальше и попадаем в помещение дизель-генераторной. Когда-то здесь стоял автономный генератор, который работал на дизельном топливе и мог питать энергией весь комплекс. Не знаю, был ли это штатный режим работы комплекса или же дизель-генератор включался только в случае отключения комплекса от линии электропередач.




17. Надписи на стенах.




18. Остатки оборудования.




19. Удивительно, но эту штуку, напоминающую сердечник гигантского ротора, еще никто не распилил и не украл.




20. А это — помещение электрощитовой. Здесь находились распределительные шкафы электрооборудования.




21. Надписи под потолком.




22. Короб вентиляционного канала.




23. Коридоры.




24. Среди обгоревших стен иногда встречаются вещи из прошлой жизни бункера, совершенно непонятным образом уцелевшие среди пожара. То попадутся какие-то накладные, датированные 1972 годом,




25. То из темноты вдруг вынырнет призрачный треугольник, с помощью которого офицеры рисовали штабные карты.




26. Изучаем документацию. В принципе, ничего интересного — обычные хозяйственные накладные, про ядерные заряды ни слова.




27. Лестницы и коридоры.




28. Остатки электрооборудования. Не знаю, что это за штука — возможно, что-то связанное с системой обогрева бункера.




29. А вот это что-то очень похожее на систему очистки воздуха.




30.




32. Потерна, ведущая из центрального коридора прямо под ракетную шахту.




33. А вот и основание шахты. Прямо за вот этой конусовидной штукой находилось дно ракеты Р-14У с ядерным зарядом.




34. В бетонном корпусе основания видны какие-то металлические трубки и решетки, предназначенные, возможно, для отвода газов при старте ракеты.




35. Технологическое окно. Высоко наверху виднеется стартовое отверстие.




36. В черных потернах страшного бункера, среди обгоревших стен и остатков кабельных трасс слова бодрой советской песенки "зато мы делаем ракеты" воспринимаются совсем иначе.




37. Уходим.


Добавиться в друзья можно вот тут.