nadovsem (nadovsem) wrote in by,
nadovsem
nadovsem
by

Белорусские открытия академика Алферова

   Конец рабочего дня. Все вопросы мы уже решили, и Жорес Иванович предлагает: "Музыку послушаем?" Не дожидаясь ответа, включает магнитофон. Песни военных лет. Подпевает. Слова знаю, но молчу, чтобы не нарушать цельность картины, хотя понимаю, самое время спросить про Минск и Беларусь.

Михаил Сыромолотов: Жорес Иванович, я вот про Беларусь написал, ведь прожил там два года. А белорусы всё пишут и спрашивают, и про вас спрашивают, вопросы порой простые, иногда странные.

Жорес Алферов: Например?

М.С.: Минск разрушили советские войска, уничтожив уникальную архитектуру…

Ж.А.: Полнейшая глупость!
   Минск, на самом деле, не был так уж разрушен после войны.
   По моим впечатлениям, он представлял из себя коробки сожженных зданий.
   Частный сектор, а его было много, практически не пострадал. Кстати, когда Минск перестраивали, частные дома во многом не тронули.
   А вот каменные здания почти все были сожжены. Тогда у немцев работали целые команды факельщиков, они специально жгли город, всё кроме частного сектора.
   А еще Минск был заминирован и то, что немцы его не успели взорвать, говорит, насколько стремительно он освобожден советскими войсками. И в 41-ом его не особо разрушили фашисты, они тоже быстро захватили город.

М.С.: А что такое Минск до войны?

Ж.А.: Вы читали Маяковского, статью 25 года, его «Открытие Америки»?
   Он пишет про Нью-Йорк: «Там, куда развозят большинство рабочих и служащих, в бедных еврейских, негритянских, итальянских кварталах… грязь почище минской. В Минске очень грязно.»
   Это правда. И это был город с грязными узкими и изломанными улочками, во многих кварталах даже не было дворов. Витебск, например, был много красивее Минска, в Витебске я родился.
   Если говорят про какую-то особую архитектуру и памятники, тогда то, что представляло хоть какой-то интерес и не уничтожила война, старались сохранить. И соборы и здания.
   А те коробки, которые были сожжены факельщиками и которые, кстати, были разобраны уже пленными немцами, – это не архитектура. Это действительно, коробки, простые и совсем незатейливые жилые здания. Не надо быть каким-то историком или архитектором, чтобы назвать коробку коробкой, неинтересные многоэтажные доходные дома, которым на момент войны было по 30 лет.

М.С.: Кто же тогда утверждает, что всё стало плохо?

Ж.А.: Минчанам нравится их город? Вот и я думаю, что нравится!
   И тот Минск, который был отстроен – им можно гордиться.
   И если уж сравнивать с довоенным, то это просто и очевидно, что новый город много лучше во всех отношениях! И ничего он не потерял по чьей-то злой воле! Только приобрел, и приобрел очень много. Посмотрите, как много было вложено в Минск. В 51 году Сталинград стоял в руинах, а Минск уже построили!
   Ещё с 19 века выпрямляли улицы, упорядочивали архитектуру, от случая к случаю, Минск был неудобен и уже тогда не отвечал запросам времени. До 1912 года жителей было не больше 100 тысяч, а сейчас миллионы. И по-настоящему красивый и удобный город для людей создан как раз после Великой отечественной. В нашей семье знали замечательных архитекторов Минска, мы дружили.
   А уж, извините, что говорят и пишут… перед вами живой свидетель того, что было.
   Я говорю не только о том, что видел своими глазами, но и что слышал из первых уст.
   Вилькевич Володя – это наш военрук. Вы Дом офицеров знаете? А танк там видели? Это его танк, Володин. Он на нем первый в город вошел.

М.С.: А это Машеров "пробил" метро?

Ж.А.: Да! Машеров вообще работал.
   Тогда было три руководителя и к каждому из них я мог просто взять и зайти. Просто открыть любую дверь в свои 15 лет, потому что был секретарем комитета комсомола единственной мужской гимназии после войны.
   И Машеров слушал людей. И простых тоже.
   Я помню, мы с женой в 77 году отдыхали на Любанском водохранилище в домике, а продукты покупали в колхозе. И к нам однажды председатель заходит и говорит, что позавчера прилетал Машеров. А тот на вертолете по всей стране летал, мог приземлиться в любом месте. Сейчас так Лукашенко делает.
   А Машеров тогда приземлился в поле и спрашивает, что мужики, как живете? Те – плохо живем! А что такое? Понимаешь, Мироныч, говорят Машерову, вот раньше в магазине чекушки продавали. Чекушку выпьешь и дальше работать хорошо, а теперь только поллитра, а как не выпить – надо всю выпить. А потом работать тяжело. Машеров помощнику – слышал? Запиши! На следующий день в магазине чекушки. Вот такая история.

   Продолжение следует.

      Короткая справка по очерку.
   Жорес Иванович Алферов родился 15 марта 1930 в Витебске.
   Один из крупнейших учёных в области физики и техники полупроводников, работы учёного получили широчайшее мировое признание. Автор более 500 научных трудов, 3 монографий, свыше 50 изобретений. Профессор. Академик. Лауреат Нобелевской премии по физике 2000 года.
   Ж. Алферов - организатор и ректор Академического физико-технологического университета. Академик Российской академии образования. Вице-президент РАН, председатель президиума Санкт-Петербургского научного центра РАН. Удостоен Государственной премии России.
   Депутат Государственной думы Федерального собрания РФ, член Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям.
   Учредитель Фонда поддержки образования и науки.
   Награжден орденами: Франциска Скорины, «За заслуги перед Отечеством», орденом Ленина и ещё 6 орденами. Имеет ряд других наград.

   Немного информации об архитектуре Минска.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments