Илья (groshy) wrote in by,
Илья
groshy
by

Categories:

“Зайчик” 17-го века.

Недавно я случайно заглянул в свою детскую сокровищницу – коллекцию “величайших ценностей”, собранную и не растерянную за первые пятнадцать лет моей жизни. Сокровищница была извлечена из груды всякого не менее “ценнейшего” хлама: обломков ножей, обрывков цепочек, редких пивных пробок, стеклянных шариков и прочих артефактов. Прямо как по Марку Твену. Благодаря моей сестре, профессиональному музейщику, “зёрна” были отделены от “плевел”, и на свет появилась коллекция старинных (и не очень) монет и банкнот.

Об увлекательной истории одной из этих монет я вам и расскажу сегодня. Полюбуйтесь, вот она:

Боратинка


Это медный солид 1664 года (судя по этому каталогу) виленской чеканки.

1658-й был не самым лучшим для Речи Посполитой, “Шведский потоп”, война с Российским царством и внутриполитический кризис сильно истощили страну и, несмотря на поворот событий от очень плохих к просто плохим, создали огромную экономическую проблему: нечем стало платить коронным войскам (даже с учётом того, что коронные гетманы временно содержали свои армии на свои деньги).

Правительство РП постоянно пыталось навести порядок в казне, зачастую очень рисковыми финансовыми экспериментами, что, в конечном счёте, только усугубляло экономическое состояние в стране. В мае 58-го года ко двору был приглашён известный в то время в Европе итальянский учёный, изобретатель и инженер Тит Ливий Боратини (Бураттини). Он предложил правительству антикризисную программу восстановления казны и получил в аренду краковский монетный двор.

Возможно, вы уже догадались, как итальянский учёный намеревался пополнить казну… Правильно, провести девальвацию! В то время не было единого валютного рынка, и потребность в деньгах решалась их штамповкой. И если отлить серебряные или золотые монеты – задача не из лёгких, при условии отсутствия в стране этих самых золота и серебра, то с медью такой проблемы практически не существовало.

Варшавский сейм постановил за пару недель “отбить” медных солидов на стоимость в два миллиона золотых для нужды Королевства Польского и Великого Княжества Литовского поровну. На эту монету был установлен официальный курс равный одной трети серебряного гроша. Но мало того, что старый медный солид был номинирован как одна четверть гроша, так ещё и по весу новая монета была почти в 2 раза легче старой. Фактически реальная стоимость монеты составляла 15% от номинальной.

По замыслу Боратини такой скрытый налог в 85% цены денег должен был позволить казне расплатиться по всем своим обязательствам перед народом. Однако, оказалось что этого недостаточно для выхода из кризиса, и правительство решило напечатать ещё “боратинок” (так прозвали недо-монетки в народе) на 5 миллионов золотых, а потом ещё на 6, и ещё на 8, и ещё на 2 миллиона, в общем к 1665 году (за 7 лет) дискаунтных :-) солидов было выпущено на 22.5 миллиона золотых. Гуляй рванина!

Массовый и сверхбыстрый выпуск денег, естественно, сказался на качестве продукции: монетки получались разного веса и толщины. Такой беспредел в государственном монетном дворе активировал полчища фальшивомонетчиков как внутри страны, так и в ближнем зарубежье, которые начали “бить” солиды из любой доступной меди. Что примечательно, у фальшивомонетчиков не было плана и нормы выпуска продукции, и они спокойно чеканили деньгу, так сказать, по “ГОСТу”, в результате качество фальшивок зачастую оказывалось выше настоящих солидов, и рынок быстро признал равноправие обоих “выпусков” и вёл торговлю, не беспокоясь о происхождении монет.

Тем не менее, такие манипуляции не решили поставленных задач – народ начал отдавать предпочтение монетам первой половины 17-го века и “инвалюте”, в результате чего возник двойственный обменный курс боратинки: один официальный, второй – в “обменниках для физических лиц”. Долги, взятые в серебряных монетах и возвращаемые медью, пересчитывались с повышающими коэффициентами, а вскоре и вовсе государственные учреждения стали принимать оплату только в золоте, серебре или монетах других государств, таким образом изымая с рук реальные деньги и наводняя страну погремушками.

Правительство сильно обеспокоилось,  в срочном порядке остановило выпуск солидов и, во избежание дефолта, решило… Что бы вы подумали? Правильно, выпустить новую, теперь серебряную, монету стоимостью в один злотый. Однако, где столько серебра набрать в такие тяжёлые времена? И монета вышла с недобором 60% серебра и обращением к народу на лицевой стороне:  ”DAT PRETIUM SERVATA SALUS POTIOR Q3 METALLO EST” (что приблизительно означает “Желание спасения отечества превышает действительную цену металла”).

Такие дела…

Думаете, на этом все?

Самое интересное началось потом. К 1717-му году, а это ни много ни мало почти шестьдесят лет с начала реформ, экономическая ситуация так и не улучшилась, а в казне наблюдался такой беспорядок, что сейм выпустил директиву с установлением постоянных курсов обращения полноценных  монет, привязав их к цене медных боратинок. За прошедшие шестьдесят лет было выпущено ещё много разных монет и произведено много попыток наведения порядка, однако боратинка, долгие годы оставаясь мерой оплаты труда и ресурсов внутри страны, фактически стала отправной точкой для всей финансовой системы.

В дальнейшие годы положение денежного рынка стало отражением политической ситуации в стране – на западе постоянно чеканились польские золотые и серебряные монеты, а на востоке всё чаще начинали использоваться российские копейки. Правительство РП периодически делало попытки наладить производство полноценных денег в восточных землях, но разногласия в его про-буржуазных и про-феодальных партиях сводило на нет эти попытки.

Со временем российские копейки и рубли настолько укрепились на восточнобелорусских территориях, что монетарная политика региона стала фактически  зависеть от указов иностранного государства, а со временем в РП появился даже термин – “литовский рубль”,  указывающий на то, что восточные земли фактически имеют свою, отличную от государственной, валюту. Дальнейшее усиление экономического влияния и влияния Православной церкви на литовских землях в конечном итоге привело к трехшаговому отделению их от РП, и в конце концов в 1795 году земли восточнее Немана и Буга отошли Российской империи.

Примечательным является тот факт, что вплоть до 1847 года, когда был издан указ об обязательном изъятии у белорусов всех польских и западноевропейских монет, в реальной жизни народ продолжал пользоваться и государственными российскими деньгами и старыми “посполитовскими” и европейскими монетами. Ну а чего иного стоило ожидать от белорусов? :-) Мы ж никогда и никого не слушаемся, и в голове у нас извечный свой особенный путь.

(Оригинал взят здесь.)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments