Илья (groshy) wrote in by,
Илья
groshy
by

Жить в Европе.

"Люди уезжают туда, где жизнь лучше и зарплаты выше. Финские эксперты, участвовавшие в прошедшей недавно в Таллине конференции, посвященной миграции, обратили внимание на то, что если в Эстонии одной из животрепещущих тем является отъезд эстонских врачей в Финляндию, то в Финляндии сетуют на то, что финские врачи уезжают в Швецию, в свою очередь в Швеции стоит вопрос об отъезде врачей в Норвегию." (пишет газета Postimees)

А вот бедным норвегам деваться некуда - дальше нельзя, дальше стена беспрецедентного скандинавского благополучия.

Чемодан, вокзал, европа.

Ну, или не совсем "некуда": говорят, что британцы платят больше норвегов, а Новая Зеландия и Австралия - просто сказочные страны, ну прямо "Шир и хоббиты" (см. еще одну статью Postimees).

Мне не верится в то, что европейцы массово могут "бросить всё" и поехать в другую страну или на другой конец света только ради денег. Для забавы - да, для развития своей личности - да, бежать от войны, экономических и политических катастроф - да. Но не ради денег. Почему европейцы переезжают из страны в страну? По-моему, здесь другая причина: переезжают, потому, что имеют возможность переезжать и это модно. Ведь это прикольно родиться где-нибудь в Лаппенранте, выучиться в Копенгагене и поехать работать в Дюссельдорф, а через пару-тройку лет перебраться в Италию, а ещё через пять лет в Великобританию, и т.д. и т.п. Плюс и миграционная и социальная политика Евросоюза это поощряет как может.

Две недели назад на пароме из Таллина в Хельсинки я познакомился с группой молодых дантистов из Испании, из Бильбао. Две барышни и один молодец окончили медицинский университет у себя на родине и вписались в программу трудоустройства медработников. Организация им обеспечила 7 месяцев проживания в Таллине с целью изучения финского языка (ибо это на порядок дешевле, чем обучать на месте в Финляндии), и после окончания курсов они ровным строем ехали на место свое будущей работы - в небольшой городок недалеко от Куопио.

Они были радостны и спокойны и часто уводили разговор к тому, что страна басков должна отделиться от Испании в отдельное государство. Я с трудом могу понять молодых специалистов, которые променяли 350-тысячный Бильбао неподалёку от океана на городок рядом с 90-тысячным Куопио в глуши финских болот. Их туда не тяжёлая жизнь несёт (высокая зарплата целиком компенсируется северным климатом, психотипом финов и прочими локальными радостями), не жажда самореализации в области зубоврачевания (в большом туристическом городе они даже в захудалой клинике имели бы на порядок больше клиентов (читай: трудового опыта) в день, чем в крутой финской провинциальной стоматологии), а обратная сила - скука, хочется новых впечатлений, жажда другого опыта.

Но это то, что нужно отдельным людям, а зачем это Евросоюзу? Зачем старушка Европа старательно перемешивает своё традиционно разношёрстное население?

Европа всегда состояла из более-менее мононациональных и монокультурных сред, в каждом княжестве лишь подданые, национальные языки, диалекто и редкие поездки в гости к соседям. Только последние десятилетия в Европу прибыло большое количество иноземцев. И несмотря на продуманную политику ассимиляции, к настоящему времени иноземцы стали огромной проблемой ЕС. Восточная Европа, и Россия, напротив, издревле были традиционно мультикультурными, многоэтническими и многоконфессиональными.

Много лет назад существовало большое восточно-европейское государство - Великое Княжество Литовское. Государство ничем не выдающееся на фоне остальных европейских государств того времени в экономическом, военно-политическом или культурном плане. Одно было удивительно: включало княжество в себя огромное количество этносов, кои общались на 23 языках, и в нём сосуществовали всевозможные религиозные течения от язычества, до практически всех ветвей христианства, ислама и иудаизма.

Несмотря на последовательную христианизацию язычников и усиление позиций католической церкви, появления униатов, протестантов и лютеран, государство просуществовало без малого 600 лет (включая времена вхождения в Речь Посполитую). Не было единого этноса, единого языка, господствующей религии, но было единое государство.

ВКЛ было таким разношёрстным государством, что должна была существовать некая сила, собирающая всю эту красоту воедино. И этой силой, вероятно, стал закон! Право для каждого жителя княжества, единое право, вне зависимости от веры, роду или этнической принадлежности. Право, которое в 1529 выразилось в виде Статута (верховного закона) ВКЛ, претерпевшего два переиздания и просуществовавшего дольше самой страны до 1840-го года. Статут регламентировал все вопросы гражданского, уголовного и процессуального права, устанавливал и актуализировал сословные привилегии.

Европейские же государства так и не смогли добиться создания такого унифицированного свода законов, т.к. на базе древнейших (византийской и римской) сводов законов они создавали свои национальные правовые системы, а национальные системы на то и национальные, чтобы защищать права отдельных наций.

И вот по прошествии многих сотен лет, демократизировав и либерализовав вся и всё, Европейский Союз вновь ищет выход из тупика этнической сегрегации, и вновь не там, европейцы искусственно перемешиваются, а национальное правовое поле не позволяет им стать единым европейским народом. Так же как не получилось это у американцев - вместо единого американского народа существуют американские поляки, китайцы, русские, армяне, индейцы, латино-американцы, афро-американцы...

Мне кажется, нет ничего плохого в том, что белорусы живут с белорусами, немцы с немцами, эфиопы с эфиопами даже внутри маленьких стран, важно, чтобы все люди ощущали себя в первую очередь гражданами одной страны, а уж потом такой-то национальности и такого-то вероисповедания.

Tags: как делают
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments