deeplake (deeplake) wrote in by,
deeplake
deeplake
by

Вместе с Россией - в Европу! Так звучит доктрина Фролова...

Фролов стал единственным белорусским политиком, официально приглашенным Москвой на II Европейский Форум 'Демократия и мультикультурализм на Евровостоке'. Ряд его концептов - например, о необходимости создания белорусско-российского (или белорусско-российско-украинского) центра, который бы уже сейчас исследовал (и планировал) ту реальность, которая сложится в Восточной Европе в результате строительтсва Северо-Европейского газопровода по дну Балтийского моря, вошел в финальный меморандум Форума.

Кроме того, открытием для Москвы стал и анализ структуры белорусской экономической модели, озвученный Фроловым. В общем, полный
Нынешний тип развития Беларуси в силу самой своей структуры не предполагает развития и не имеет перспективы. Это – выживание «с сегодня на завтра», постоянный «переход» без цели перехода – и без шансов эту цель найти.

В течение последних десяти лет белорусская экономика существовала в режиме «предпродажной подготовки», когда любой ценой нужно было обеспечить видимость успешной работы системы «как она есть».

Если быть более точным – в режиме имитации предпродажной подготовки, поскольку никто не собирался и не собирается реально ничего продавать. Кажется, десяти лет вполне достаточно, чтобы в этом убедиться. Но – видимость союза вполне позволяла обеспечить получение из России дешевых энергоресурсов, которые и позволяли экономике функционировать без каких бы то ни было структурных модернизаций.

Это даже сработало – последние годы в Беларуси произошел рост, что дало многим повод говорить об «экономическом чуде» и о белорусской альтернативе. Из российского «далека» многие вещи могут представляться не такими, как они есть.

Белорусский рост – не более чем эхо российского роста. Причем крайне ограниченное во времени. В Беларуси не развалились те производства, которые в России давно рассыпались и исчезли. Они были сохранены в рамках той же политики «предпродажной подготовки», когда работать они были должны любой ценой, вне всякой зависимости от экономического результата.

И когда российскому рынку потребовались дешевые промышленные товары, мы оказались очень кстати. Это временный спрос, когда на безрыбье и рак рыба. Рынку рано или поздно потребуются лучшие и более качественные товары – а вот их мы производить будем не в состоянии. Подъем же цен на энергоносители сделает белорусские товары запредельно дорогими.

Вторая составляющая «белорусского роста» - это явно завышенный курс белорусского рубля. Курс доллара заморожен, и сегодня картина очень сильно напоминает ситуацию в России накануне дефолта 1998 года. В стране сегодня катастрофически не хватает валюты, не хватает реальных денег, и эта недостача все более и более очевидна.

Насколько катастрофична нехватка, можно заключить из того, что режим уже не может избежать провалов даже в тех проектах, от которых напрямую зависит его имидж. Так, в сентябре было сорвано открытие Национальной библиотеки, личной гордости Лукашенко – открытие было отложено на неопределенный срок. Не запустился в сентябре же и государственный оператор сотовой связи БЭСТ. Не открылись и три новые станции метро, строить которые начинал еще Кебич, и которые в сентябре, наконец, должны были запуститься. Про задержки выплаты зарплат на этом фоне не стоит и говорить.

Насколько быстро может наступить белорусский дефолт – в нашем случае это будет дефолт по внутреннему долгу – трудно говорить. В конце концов, режим может где-то перехватить денег, чтобы бросить их в топку нынешней экономической модели. Но пока можно констатировать, что темпы приближения к дефолту крайне высокие.

Белорусская модель структурно предполагает авторитаризм. на сегодня причины этого авторитаризма – экономические.

Так, сегодня ликвидируются коммерсанты как класс. Причина очень проста – они вывозят валюту, и заполоняют страну дешевым импортом. Поэтому они и становятся «вредителями», которых власть беспощадно зачищает.

Давно уже ликвидировано информационное поле. Все телевизионные каналы, включая российские, заполонены клонами Доренко. Да, думаю, не открою секрета, что российское телевизионное вещание официально цензурируется, все российские телеканалы были вынуждены создать СП с государственным белорусским ТВ, и идут теперь в ретрансляции. Любые проблемные передачи просто снимаются с сетки вещания – причем на совершенно официальных основаниях.

Еще ранее были ликвидированы любые группы интересов, отличные от государства. Политика – это концентрированное выражение экономики. Либо та или иная политическая сила связана с каким-либо экономическим базисом, либо является просто диссидентской тусовкой, не связанной со структурой интересов. Это, собственно, объяснение нынешнему состоянию белорусской оппозиции.

Все это – необходимые предпосылки для создания автаркии. Поскольку только в состоянии автаркии еще может длиться какое-то время нынешний искусственный экономический уклад.

И сохраняющаяся открытость белорусской экономики – на фоне автаркии политической – и является главным внутренним конфликтом, который разъедает нынешний режим. Белорусская экономика структурно открыта, все же это ни много ни мало – сборочный цех Советского Союза, в полной мере обеспечивавший союзный рынок.

Россия сама положила конец нынешней ситуации. Эпоха Лукашенко уже закончилась.

Не секрет, что столь долгое терпение России в отношении союзника, за десять лет ни разу не посчитавшимся с российскими интересами в Беларуси, основывалось на зависимости России от газового транзита через Беларусь.

Объявив о строительстве нового газопровода по дну балтийского моря, россия сделала свой стратегический выбор. В ближней перспективе, не позднее 2010 года (именно на этот срок уже начали заключаться контракты на прямые поставки российского газа в Германию) Россия ликвидирует свою зависимость от транзитных стран. Но это – половина правды. вторая половина – что Россия тем самым сделала свой европейский выбор, и застолбила для себя ключевую роль в новой «большой Европе».

Если применимы аналогии – европейский мотор и российский бензин теперь объединяются в единую систему. Возникает новая конструкция, которой до сих пор в реальности не существовало. Конструкция новой Европы.

Становится бессмысленной и устаревшей постановка вопроса, заданная нынешним режимом – или Россия, или Европа. Новая постановка вопроса – ВМЕСТЕ С РОССИЕЙ В ЕВРОПУ.

В этой новой Большой Европе всем придется искать свое место. Так, при сохранении сегодняшнего положения дел и Беларусь, и Украина, и Литва, и Польша рискуют превратиться просто в пространство между Россией и Германией, непонятной территорией между двумя гигантами. Либо, на здравый ум, они могут стать неотъемлемой частью новой конструкции, новой европейской машины.

И в этом мы хотим участвовать. Говоря «мы», я с уверенностью говорю от имени всего белорусского народа – потому что это наш цивилизационный выбор.

В этой новой геополитической конструкции машины «Большой Европы» Беларусь, на мой взгляд, должна и может взять на себя роль сцепления. При том, что претендентов на роль тормоза, мне кажется, будет хватать и без нас – поскольку никто, кроме Беларуси, из ставших теперь «промежуточными» стран не обладает белорусским конкурентным преимуществом – высококвалифицированной рабочей силой.

И это вовсе не так мало. Мы были сборочным цехом СССР, и справлялись с обеспечением всего советского рынка. А сегодня, при поддержке России, мы хотим обеспечивать и российский, и европейский рынки. Такой путь выгоден и для Беларуси, и для России, и для Европы.

При всей своей кажущейся невыгодности для Беларуси новый Северо-Европейский газопровод, на самом деле – ее спасение, и возможность выхода из сегодняшнего тупика.

Появляется возможность реальной модернизации белорусской экономики. Появляется реальная, прагматичная заинтересованность России в обеспечении притока инвестиций в Беларусь – поскольку в Беларуси, по всем законам рынка, производить будет гораздо выгоднее. И, соответственно, появляется прямая заинтересованность России обеспечивать сохранность инвестиций в Беларусь – а значит, заинтересованность стать реальным, а не мифическим участником развития событий в Беларуси.

Понятно, что нынешний режим, породивший нынешнюю квазирыночную систему, и превративший идею союза в инструмент удержания личной власти, связан с ней и неотделим от нее. И говоря о своей готовности сотрудничать в Россией в совместном продвижении в Европу, я говорю о новой Беларуси. И не сомневаюсь, что такая рациональная постановка вопроса обеспечит поддержку не менее половины населения Беларуси. Мы вообще соскучились по рационализму.

И двигаться в этом направлении я готов уже сейчас. Уже сейчас, при желании России, мы можем начать создавать инструменты контроля над ситуацией. Круг задач ясен – надо для начала выработать и воплотить инструменты, которые бы позволили России гарантировать инвестиции в ключевых секторах экономики, и брать за них реальную ответственность. И понятно, что тут потребуется новый инструмент, не такой пафосный, как Союз, но более эффективный. Строго говоря, Союз вообще неэффективен, поскольку не является наднациональной структурой, и его решения благополучно могут игнорироваться. И не надо создавать наднациональные структуры. Равно как и не надо разрушать Союз.

Мы имеем динамично меняющуюся геополитическую ситуацию. Мы имеем новую формирующуюся реальность. Поэтому и двигаться надо шаг за шагом, не пытаясь перепрыгивать через ступеньки.

Та совместная структура, которую я предлагаю создать, должна будет вырабатывать рекомендации по совместному регулировании тех либо иных секторов экономики – и тут как раз союзное пространство является замечательным пространством для такой постановки вопроса. А вот финальный вид и форму эти рекомендации будут принимать в виде двусторонних соглашений, безупречных с точки зрения международного права.

Таким образом, не входя в жесткий клинч с нынешним положением дел, мы можем начать совместное продвижение к формированию новой реальности практически немедленно.

Я готов к этому. Вопрос, готова ли Россия?


Российская политика и впрямь на полном серьезе лишилась девственности месяца два назад, когда сделала открытие, что работать и взаимодействовать можно (и даже нужно) вовсе не только с официальными режимами, и что даже это ее самое что ни на есть неотъемлемое право. Во всяком случае, уровень представленности администрации, равно как и степень ее недетской заинтересованности в участниках, впечатлил. :)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments