Re Van Shist (ex_revanshi) wrote in by,
Re Van Shist
ex_revanshi
by

Categories:

ЧАСОВЫЕ РОДИНЫ.

Недавно мне позвонили из налоговой инспекции. Тамошние перцы родили умопомрачительную идею. С меня хотят снять налог на деньги, которые у меня конфисковали полгода назад, объявив их фальшивыми. Денег у меня сейчас нет, не фальшивых не настоящих. Видимо, чтобы заплатить налог с нарисованных денег мне надо нарисовать еще:) Так что, на случай если я как Аль-Капоне, сяду за неуплату налогов, остается только рассказать, как эта история начиналась. Кто знает, может рассказ выльется мемуарную серию?
Некоторые факты опущены или изменены. До лучших времен.


18,64 КБ

- Профессиональный угонщик на хорошей машине отрывается от тебя за пару минут. Только успеваешь передать по рации, в какую сторону ушел…
Я сижу на переднем сиденье милицейской машины. Слева от меня, за рулем, ГАИшник – разговорчивый парень лет тридцати, посвящает меня в тонкости своего ремесла. У него жена и двое детей. Дети и потраченные годы держат его на этой работе.
- Ловим в основном пьяных. Нетрезвый водитель довольно быстро вылетает с дороги, не справившись с управлением…
На дворе три часа ночи и мы ждем подкрепления. Он – потому что должен передать меня местной милиции, я – потому что нет выбора. Мы стоим возле контрольно-пропускного пункта белорусско-российской границы, а подкрепление прорывается сквозь метель из ближайшего райцентра. От скуки мы коротаем время беседой.
- Почему вы ведете себя так спокойно? – спрашивает парень
- Привык – отвечаю я - Так каждый раз. Я давно в вашем списке.
На самом деле ситуация далека от привычной. В знаменитом списке «Д» я с лета. Обычно это означает усиленный таможенный досмотр при пересечении границы в любую сторону, с заполнением декларации и проверкой багажа. Еще это означает, что наркодиллером мне уже никогда не стать. Но, поголовный паспортный контроль, на обычно открытой границе с Россией, в три часа ночи – это что-то новое. Настораживает и то, что таможенники, вместо того чтобы давно трясти мой багаж почему-то ожидают подкрепления из Добруша. Спокоен я потому, что ничего стрёмного с собой нет.
- Так вы чё, типа, известные люди, если в списках? – спрашивает мой охранник.
- Только среди узких специалистов – отвечаю я.
На пустом шоссе замечаю свет фар, команда узких специалистов из райцентра на микроавтобусе подъезжает к автостоянке.
- Наконец-то, надоело вас тут ждать, думали уже не приедете – сообщает на прощание разговорчивый ГАИшник.
- Уж извините, привет жене и детям.
Я открываю дверцу и выхожу наружу, снаружи снег и пронизывающий ветер.
Из микроавтобуса выходит компания человек шесть и обступает нас полукругом.
- Что везете – с ходу спрашивает высокий плотный мужик в дубленке.
- Ничего противозаконного. Может представитесь?
Мужик подносит раскрытый документ к моему лицу. Отдел по борьбе с экономическими правонарушениями – ОБЭП.
- Не моя статья – говорю я и улыбаюсь.
- Посмотрим... Вам придется проехать с нами.

Я поднимаю голову и смотрю в окно. За окном видны первые проблески рассвета. Время в хорошей компании пролетает быстро. Мы в Добружском отделении милиции и вся компания занята очень важным делом. Высокий мордатый блондин, достав стельки из моих «камелотов» с умным видом всматривается внутрь башмака. Двое прощупывают складки пальто. Еще один смешной персонаж, хамоватый, крикливый «пацан», здорово напоминающий с лица Степку Сухоренко, упорно, в четвертый раз осматривает рюкзак. Раз в двадцать минут он обещает разбить мне рожу. Сам Сухоренко, я слышал, родом с гомельщины, может это его дальний родственник?
На столе лежит стопка долларов. Восемьсот тридцать, для меня довольно много, но для них явно недостаточно. По их законам до трех тысяч я могу ввозить не декларируя. Похоже, ребята ожидали чего-то большего и поэтому здорово разочарованы. Отказываясь смирится с неизбежным они обыскивают меня в четвертый раз.
Предводитель этой бригады сидит за столом и щурясь в облаке сигаретного дыма, медленно, сквозь золотые зубы цедит:
- Пиздееец. Мыы всеее знаааем. Ты сяяядешь.
- Что знаете? – спрашиваю я
- Всёёё… - отвечает он.
Возможно, виновата усталость, но суть происходящего доходит до меня не сразу. Комизм ситуации объясняется просто – День Милиции. Нас задержали ночью после дня милиции, вся бригада слегка пьяна, а предводитель залит по самое горлышко. С одной стороны смешно, но с другой понимаешь, что закончится этот цирк, может совершенно непредсказуемо. Если кто-нибудь из клоунов достанет из моего рюкзака пакетик наркоты или авиабомбу, я никому ничего не докажу.
- А сортир в этом заведении есть? – спрашиваю я без особой надежды.
- Своодии его – говорит Предводитель единственному сотруднику в форме.
Мы выходим в коридор и спускаемся на первый этаж. Тут мой провожатый открывает дверь и мы… неожиданно оказываемся где-то на заднем дворе. В сугробах я вижу, чуть ли не на половину занесенную снегом кирпичную башенку биотуалета.
- В здании не работает. – комментирует он, видя мое изумление.
- Отлить можно за будкой. Дверь примерзла.
Обойдя будку, я от души проклинаю этот кишлак и всех его обитателей. Интересно, а если посадят, в каком сарае у них КПЗ?

Мы снова в кабинете. Представление продолжается. На этот раз солирует клон Сухаренко.
- Дебил, чё ты несешь? Мы же тебя пасли от Минска, не видел меня?
- Нет. Не видел.
- Рассказывай все что знаешь и вали отсюда. Сесть хочешь?
- Спать хочу. Устал я от вас.
- В камере выспишься.
Я молчу. Повисает долгая пауза. Клон достает сигарету, прикуривает и садится на краешек стола.
- Я не понимаю, чего вы добиваетесь? Хотите, чтоб было как в Ираке?
- Друг, пересчитай, восемьсот баков. Хватит на то, чтобы как в Ираке? - улыбаясь, спрашиваю я.
- А ты знаешь, сколько гранат Ф-1 можно купить за восемьсот баксов? - с серьезным лицом парирует Клон.
Я в десятый раз пересказываю историю о том, что взял в долг эти деньги у друзей на Украине и везу домой для личных нужд. В России заезжал к родственникам. Еду на попутке, потому что так дешевле. Ничего больше я не везу и наверно это какая-то ошибка. Почти все в этой истории, правда.
На Украине я пытался найти какие-то деньги на адвокатов и дачки для наших политвязней. В преддверие выборов народ шел на посадку пачками. В Киеве встретил приятеля, прибывшего туда с той же целью, сейчас его обыскивают в соседней комнате, иногда до меня долетают оттуда обрывки фраз. Вдвоем нам удалось чего-то раздобыть. Добывалось тяжело и со скрипом. Как-то проходя мимо Булгаковской мемориальной таблички, поймал себя на мысли, что со времен «Белой гвардии» в этом городе поменялось не так и много - «Если тебе скажут, что союзники спешат нам на помощь, не верь. Союзники сволочи». Какие-то деньги удалось взять в долг «до лучших времен» у знакомых и родственников. Чтобы не связываться лишний раз с погранцами решили прорываться через Россию. Как оказалось напрасно, нас тут явно ждали.
Пока я прокручиваю в голове события минувших суток, в нашем цирке похоже закончился антракт. Мордатый блондин, до этого флегматично пересчитывавший купюры выкатив глаза, подлетает ком не с ревом:
- Где типография?!!
- Чего-кому-куда? - переспрашиваю я не понимая в чем дело.
Блондин опускает глаза и таким торжественным, немного мрачным тоном произносит:
- Деньги фальшивые.
Потом, немного помявшись, как-то смущенно добавляет:
- Ну сам посмотри, они мажутся… а настоящие мазаться не должны.
Я смотрю на неудавшегося артиста и понимаю, что вижу свои деньги в последний раз. Еще я понимаю, что пока местная братва рассматривала купюры, передавая их из рук в руки, они действительно могли стать фальшивыми. Если так, то мы тут надолго.
- Пиздееец…- снова оживился за столом Предводитель.

Дальше все пошло быстрее. Вошедший в комнату сотрудник сообщил, что таможенники только что изъяли у каких-то бедолаг два ящика водки. Предводитель и клон Сухаренко с энтузиазмом порулили проверять это дело лично. Напоследок предводитель обвел меня мутным взглядом и процедил:
- Знаааешь чтооо они с тобой сдееелают, когда я уйдууу?
- Убьют и съедят наверно?
Предводитель и клон вышли, ничего не произошло. Мордатый усмехнувшись, взялся заполнять протокол изъятия.
- Так мы в камеру или все-таки в Минск? - поинтересовался я у него
- Деньги мы забираем, а вы… куда хотите - ответил Мордатый.
Потом задумался на секунду и спросил:
- Так вы чё, типа известные люди?

Мы выходив из отделения. На дворе новый день. Я включаю мобильник и смотрю на часы, на часах начало десятого. Втроем мы подходим к автомобилю. Слава богу, у водилы ничего не конфисковали, отделался ночью приключений. Общительный гомельский пацан взялся нас подвезти, чтобы не скучать в дороге и сразу же влип в историю. Я открываю дверь чтобы залезть в салон. Мой приятель неожиданно нагибается, засовывает руку под автомобиль и порывшись в снегу достает… свой кошелек. Глядя на мое удивленное лицо, он объясняет, что когда выходил из машины случайно уронил его в снег и носком ботинка отправил под машину. Добружские интеллектуалы перевернули салон, но не додумались заглянуть под днище. Что значит богатый житейский опыт и привычка не надеяться на правовые гарантии. Ситуация сразу начинает выглядеть не так уж и мрачно. С добружскими ментами у нас боевая ничья - один-один. Водитель садится за руль и через полчаса мы в Гомеле. Дальше время начинает измеряться в других единицах - через две бутылки пива наш плацкарт стартует в направлении Минска.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments