iten (iten) wrote in by,
iten
iten
by

Беларусь и все-все-все.

14 - 16 августа 2006 г. Информационно-исследовательское учреждение Центр международных исследований (CfIS), в составе Института немецких исследований, Центра шведских исследований и Франко-белорусского центра, в сотрудничестве с интернет-журналом "Новая Европа" провели летнюю школу «Диалог европейских культур». Хотя основные доклады касались в основном европейских проблем, тем не менее, большая часть живого диалога была посвящена белорусской проблематике. Разговор, в том числе, шёл о проблеме белорусской идентичности, о возможности европейского выбора для Беларуси
Одна из наиболее спорных тем – проблема белорусской идентичности. Действительно, после распада СССР, белорусы пытаются освоиться с новыми представлениями о самих себе, пытаются найти «своё место» в геополитическом пространстве «Европа- Россия». Осознание своей принадлежности к Европе или создание союзного государства с Россией требует осознания собственной идентичности и собственных интересов. И вот тут начинаются сложности.
Большинство присутствующих признало тот факт, что белорусская нация всё ещё продолжает формироваться. Однако, на основе каких ценностей и предпочтений, на основе каких идей происходит этот процесс формирования нации? Если, например, говорить о том, что существует некий проект белорусского национализма, являющийся одним из условий формирования нации, то дать чёткое определение этому проекту мало кто может. Модерный национализм в Беларуси, в силу разных причин, в полную силу не сработал. Одна из этих причин – политика элиты в период распада Советского Союза, довольно сильное наследие советской «унификации» и прочие факторы.
Государство пытается, в свою очередь, создать свой проект «сильной и процветающей Беларуси», основанный на государственной идеологии и «лояльности власти». Однако, очевидно, что такие попытки, не являясь инициативой снизу, скорее способствуют распространению в обществе внешнего конформизма и не могут оцениваться как решающий фактор консолидации. Ко всему прочему, отношение в обществе к конкретному политическому лидеру - инициатору проекта «государственного национализма» также неоднозначно. Иначе говоря, этот проект срабатывает в силу своего государственного происхождения и того, что ничего лучше пока не придумали. В контексте разговоров о союзном государстве с Россией также становится понятно, что государственная власть, с одной стороны, желает сформировать лояльное и единое в этой лояльности именно ей общество, а с другой стороны, вроде как готовится создать новую «белорусско-русскую идентичность».
Таким образом, на данном этапе развития белорусского общества, сложилась довольно интересная ситуация: проект «белорусского национализма» пока никем полностью не монополизирован, а возможно, что и сам этот «национализм» будет сочетать в себе как идею патерналистского государства, так и какие-то элементы модерного национализма с поправкой на интеграционные процессы в Европе и на пространстве бывшего СССР, и какие-то другие элементы. По крайней мере, время на это, по мнению части присутствующих, ещё не исчерпано.
Если не использовать термин «национализм» и просто порассуждать о том, что может стать ресурсом для формирования и определения белорусской идентичности, то мы выходим на разговор о национальной культуре и истории. Но что мы действительно знаем о себе? Существует ли наш «национальный характер», или все разговоры о нём являются перечислением автостереотипов вроде «памяркоўнасці», «гасціннасці», «працавітасці» и так далее? На этот вопрос однозначного ответа дать пока нельзя. Существует точка зрения, согласно которой модели поведения и мышления людей в белорусском обществе в большей степени связаны с условиями современности и проживанием в определённом типе общества, чем с трудно уловимым «этническим бессознательным». И в силу этого, если рассматривать «национальный характер» как набор моделей мышления и поведения различных социальных групп, то становится понятным, что необходимо прикладывать усилия для пропаганды и поддержки «национальных ценностей». И тут же становится понятно, что государство проявляет мало усилий для популяризации национальной культуры, или старается сделать акцент не на её своеобразии, а на её «общеславянских, православных корнях». Впрочем, приверженцы европейского выбора стремятся найти «европейские корни» белорусской истории и культуры.
Языковая проблема вызвала довольно оживлённую дискуссию. Позиции участников были понятны: является ли использование белорусского языка обязательным условием “нацонального возрождения”? В современную эпоху количество языков уменьшается, существуют примеры языкового разнообразия в рамках одной нации. Для Беларуси, возможно, говорение на русском языке и не являлось бы проблемой, но в контексте несформированности белорусской нации и риторики “создания союзного государства” использование русского языка рассматривается частью общества как политический инструмент, при помощи которого нивелируются попытки создания национальной идентичности. Довольно интересной в этом плане была следующая реплика одного из выступавших: “Проблема белорусского языка является очень важной проблемой, но она не является проблемой первостепенной важности. Главная задача – это формирование в Беларуси гражданского общества. К большому сожалению, языковая проблема делает нас изначально оппонентами. И это, безусловно, мешает совместному сотрудничеству людей”.
Сотрудничество Беларуси со странами Европы, как отмечали выступавшие, должно в свою очередь, также способствовать процессу формирования национальной идентичности, так как культурные контакты способствуют взгляду на себя со стороны, пониманию собственного своеобразия.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments