development_bel (development_bel) wrote in by,
development_bel
development_bel
by

Среднее образование в Республике Беларусь: императивы развития и реализуемая реформа

http://www.posicia.by/news_more/news487.html

На основе заданного подхода к определению характера связи образования с различными сферами практики и жизнедеятельностью общества в целом возможно определение целей развития образования в Республике Беларусь на ближайшие 10 лет. В частности, образование должно обеспечивать решение на территории страны наиболее острых проблем современности – демографической, энергетической, промышленной и др. – путем образования человека определенного типа, обладающего соответствующими способностями и инфраструктурой.

С этой точки зрения необходимо отметить, что образование в настоящее время абсолютно не удовлетворяет требованиям времени, является несостоятельным по отношению к разрушаемому мировому порядку и остро стоящим мировым проблемам. Эта неадекватность образования определяется, прежде всего, отсутствием ясного представления о том, что Беларусь находится в эпицентре всемирно-исторического формационно-цивилизационного кризиса, в рамках которого подвергаются сомнению и требуют коренного пересмотра буквально все основания и стороны устоявшегося ранее бытия. Естественные модели воспроизводства не работают в абсолютно новой ситуации, которая сложилась после эпохи индустриализации и слома традиционных моделей обустройства жизни. Устойчивое воспроизводство в дальнейшем возможно исключительно в системе специально организуемого долгосрочного и полномасштабного цивилизационного развития.

На международном уровне этот кризис был осознан и поставлен в центр повестки дня мирового сообщества в процессе разработки концепции «устойчивого развития», смысл которой состоит в утверждении необходимости смены общецивилизационной модели развития, перехода от «общества потребления» к «альтернативной цивилизации».

Несмотря на известные недостатки и однобокость концепции «устойчивого развития», за ней стоит определенная, вполне достоверно фиксируемая реальность. В частности, она указывает на то, что антропологический фактор – мировоззрение, сознание, идентификация и способности людей – превращаются как в эпицентр конкурентной борьбы разного рода политических и прочих субъектов, так и в главную точку приложения усилий, направленных на осуществление формационно-цивилизационного сдвига. Личностная антропология граждан, твердость позиции и устойчивость идентификации госслужащих, междисциплинарная осведомленность и абсолютная ответственность профессионала и специалиста превращаются в особый «человеческий капитал», формирование которого в системе образования никоим образом не может быть сведено к трансляции научно-предметных знаний, в том числе и гуманитарного типа.

Это влечет за собой некоторое снижение роли классических учебных предметов, построенных по принципу «основ наук», в содержании образования. Школа в условиях кризиса традиционных институтов социализации молодежи должна делать больший акцент на общее образование – подготовку молодого человека к полноценной взрослой жизни, которая не сводится к профессиональному самоопределению или обладанию определенными знаниями. Наоборот, сегодня становится актуальным наличие способности менять профессиональную ориентацию и, более того, переопределять сам профессиональный труд, задавать ему цели и задачи, исходя из потребностей развития более широких сфер жизни общества и всего общества как целого с учетом социально-культурных мегатенденций, необходимости решения ключевых проблем современности. Именно погружение школьника во множество типов мышления и деятельности (не только в естественно-научные и социогуманитарные, но и в инженерно-технические, оргуправленческие, методологические) способно развить те его качества, которые необходимы современному профессионалу в любой сфере.

Проблема формирования такого рода нового содержания образования (и соответствующей ему формы образования) была разработана в рамках теории и практики «развивающего обучения» (подход Эльконина-Давыдова) и, в частности, концепции «метапредметов» российского ученого и методолога Ю.В.Громыко, а также в концепции «школы персонального образования» российского общественного деятеля и методолога Ю.В.Крупнова. Концепция метапредметов предлагает новый тип содержания образования – деятельностный (мыследеятельностный_, – выстраивающийся вокруг надпредметных способов мышления и деятельности, работающих не только в научно-исследовательской, но и в любой другой плоскости (прежде всего, проектной). Это позволяет готовить не только будущих ученых, но и методологически подготовленных профессионалов-практиков, управленцев, проектировщиков, аналитиков и т. п.

Адекватное понимание описанной ситуации позволяет дать ясную оценку проводимым в настоящее время мероприятиям и, главное, определить стратегию осмысленных действий в сфере образования. В ближайшее десятилетие качество образования становится ключевой проблемой белорусского и мирового образования. В условиях цивилизационного кризиса и разрушения унаследованных из прошлого социальных практик работа с качеством образования как практикой разработки, определения и выверки статуса управленческих знаний и решений является наиболее сложной и важной для обеспечения эффективности как самого образования, так и других сфер. Таким образом, проблема качества образования состоит в том, чтобы обеспечить достоверность (адекватность сложившейся мировой ситуации) образования в стране, регионе, содружестве школ, в отдельной школе или классе, при образовании группы детей или самообразовании.

Изложенный подход к определению целей развития среднего образования в Республике Беларусь позволяет дать ясную оценку проводимым в настоящее время мероприятиям. В частности, становится понятно, что основные направления реформы практически никак не связаны с решением конкретных проблем развития страны и сферы образования и достижением конкретных положительных социальных эффектов. Мероприятия, составляющие содержание реформы, по смыслу часто противоречат друг другу и декларируемым целям реформы.

Такой результат является закономерным. Рассмотрим некоторые аспекты проводимой образовательной реформы подробнее.

По заявлениям Министерства образования, 12-летнее обучение призвано снизить нагрузку на школьников и позволить равномерно распределить учебную программу. Профилизация же должна создать условия для профессионального самоопределения, облегчить подготовку школьников к поступлению в вузы либо к дальнейшему трудоустройству. Централизованное тестирование должно обеспечить равенство условий для поступающих в вузы и положить конец коррупции на этапе перехода от среднего к высшему образованию.

Реальные эффекты, однако, разительно отличаются от запланированных. Ликвидация общих (непрофильных) XI и XII классов ведет к тому, что школьник вынужден профессионально самоопределяться уже при переходе в XI класс. А XI и XII классы в этом плане выполняют уже функцию некоторой «начальной профессиональной подготовки», что абсурдно само по себе. Однако под воздействием фактора централизованного тестирования, функция этих классов фактически сводится к подготовке школьников к тестированию.

Смысл профилизации и указанной главной ее функции определяет неизбежность отказа в XI и XII классах от самой концепции общего образования. Усиленная подготовка к тестированию по профильным предметам, безусловно, осуществляется в ущерб подготовке по другим предметам. В этих условиях либо происходит снижение качества образования за счет ослабления его фундаментальной (общеобразовательной) составляющей, либо вся фундаментальная составляющая должна быть сжата и подана до профилизации, то есть, за первые десять классов. В реальности же происходит и то, и другое.

В результате растет физическая, умственная и психоэмоциональная нагрузка на школьников. С одной стороны, они вынуждены осваивать больший объем материала на ранних классах (что уже привело к стремительному разрастанию неформальной сети учительского репетиторства), а с другой – должны выбирать свой профиль раньше, чем это было до начала реформы – в Х классе. При этом никакого изменения содержания образования в IX классах, способствующего облегчению этого выбора, не осуществляется и не планируется. Более того, помимо того, что требование однозначного выбора профессии («профиля») в возрасте 15 лет является попросту диким и практически беспрецедентным в мире, очевидно, что выбор, сделанный в Х классе является незрелым и неокончательным. В результате неподготовленность учащихся (и выпускников школ) к перепрофилизации и смене профессии, взращиваемая реформой, многократно увеличивает психическое давление на ребенка, столкнувшегося с этой проблемой.

Эта картина в целом находит подтверждение в опыте развитых стран мира, в которых с середины 1990-х гг. происходит отказ от профильных школ (лидировавшие ранее по количеству профильных школ Великобритания и Япония уже снизили их доля в системе среднего образования до 30%). Следует также отметить, что требование профилизации не было озвучено вузовским сообществом: введение профилизации не было призвано решить проблему слабой подготовленности абитуриентов к учебе в вузах, так как самой такой проблемы не существовало. В этой связи статус и смысл профилизации остается принципиально неясным.

Таким образом, сочетание 12-летнего обучения, обязательной профилизации и централизованного тестирования дает набор социальных эффектов, прямо противоречащих тому результату, который закладывался в качестве цели каждой из этих мер в отдельности (соответственно, снижение нагрузки на школьников; повышение готовности школьников к выбору профессии и успешной трудовой деятельности; ликвидация коррупции в системе образования). Следует отметить, что введение 12-летнего обучения в средней школе в высшей мере показательно в плане нереалистичности реформы, несоответствия ее направленности требованиям практики и общим условиям жизнедеятельности в республике. В случае весьма вероятного в ближайшее время значительного ухудшения социально-экономической ситуации в Республике Беларусь для многих семей (прежде всего, в малых городах) содержание иждивенца в течение дополнительного двенадцатого года станет невозможным. Это фактически приведет к эффекту, обратному планируемому: снижению доли молодых людей, получивших общее среднее образование, и в целом снизит доступность образования для граждан страны.

Проектно-аналитическая служба «Позиция»

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments