Иван Овсяник (ivan_ausianik) wrote in by,
Иван Овсяник
ivan_ausianik
by

Categories:

БОЛЬШИЕ ПРОБЛЕМЫ МАЛЕНЬКИХ ДЕТЕЙ

Введите содержимое врезки
 
Обратившись в 2005 году с жалобой на имя Президента Александра Лукашенко,Мария Михайловна Д. надеялась,что хоть в этом случае чиновники различных государственных органов,кого это касается,не останутся безучастными к судьбе девочки Дианы Х.

 Но уже через неделю из Администрации Президента жалоба была «спущена по вертикали» в прокуратуру Московского района города Бреста.Там сначала Мария Михайловна узнала,что «Президенту пришут только психически больные люди»,что «ее беспокоит не судьба девочки,а некая личная выгода».Пытались выяснить, «кто так ненавидит прокуратуру,составив такую жалобу».Мария Михайловна так и не поняла,что имелось ввиду под этим--то ли ничтожно маленькое пособие,которого так до сих пор и не назначили девочке,то ли еще что-то.В итоге оказалось,что «КОНТРОЛЬ» в подобных случаях не действует.

Начало этой истории положено так давно,что наши герои сами уже не помнят точно год,когда все началось.Но не так важно это,как то,что история не получила логического завершения.

В Беларуси,в городе Бресте живет,уже девушка, Диана Х.,хотя почему-то никто из героев истории не свыкся с тем,что она выросла.Жизнь ее сложилась не совсем удачно,а точнее даже трагически.Семья,в которой она родилась и росла до определенного момента,просто спилась,как это бывает часто на постсоветском пространстве.О живых я расскажу подробнее,а вот о мертвых принято говорить или хорошо,или никак.Но придется отступить от этого правила,иначе не будет возможности донести до читателя все то,что заслуживает должного внимания.

Мать Дианы,Майя,жива и сейчас,хотя нельзя сказать,что здравствует,поскольку страдает хроническим алкоголизмом.В странах Европейского Союза такие люди относятся к категории хронически больных.Их лечат,а если это не помогает, держат на постоянном контроле социальных служб.Сводится к минимуму всякая возможность приобретения ими спиртного. А дети--это святое.Истории,подобные ниже описанной,просто не возможны.Наша же "героиня" Майя по последним сведениям существует на городской свалке деревни Пожежин Малоритского района,если не поехала в очередную "командировку" в колонию.

Отец Дианы Андрей Х. живет и здравствует по сей день в городе Бресте.Живет со второй женой и своей матерью,родной бабушкой Дианы.Детей от второго брака нет.По сути он и бабушка--единственные оставшиеся у нее самые близкие люди.Как я знаю,Диана бывает у них в гостях.Знаю так же, что любит она и свою непутевую мать,ездит к ней иногда.Девочка на удивление не возненавидела ее,а заложила в себя только хорошие воспоминания,с которыми,наверное,и живет.Иначе не смогла бы так карабкаться по жизни именно вверх,а не вниз,как происходит в большинстве подобных случаев.

Сейчас она учится в одном из брестских лицеев,куда не без труда смогла определить ее двоюродная бабушка,тетя Майи,Мария Михайловна,тоже проживающая в Бресте.Именно Мария Михайловна и вела эту бесконечную "войну" все эти годы за девочку.Основной груз лег на плечи именно её.Помогали и родственники в деревне,определив ее у себя на период учебного года.Родной брат Марии Михайловны,дедушка Дианы,помер более десяти лет назад.Мужик был пьющий,но любил внучку,как никого.

Жили они в то время в городе Бресте в четырехкомнатной квартире всем большим семейством.Майя между отсидками,ее младший брат Олег,их мать Галя,выше упомянутый дед Иван,да мать Гали,прабабушка Дианы.Дина была еще совсем маленькой.Не пили в семье только она,да прабабушка.Квартира стояла на учете в милиции,как притон.Туда регулярно наведывался участковый.Но сути это не меняло.Туда,кроме участкового,ежедневно,круглосуточно,наведывались и многие алкоголики микрорайона и города.Пили всё,что горит.Ели то,что Бог пошлет.Или что украдут.А точнее--почти ничего.Не будь там хоть немного здравомыслящей бабки да деда Ивана,не известно,как и чем питалась бы Дина,да и как сложилась бы ее судьба дальше.

И вот первым в семье умирает дед Иван.Не стану останавливаться на причинах.Пойду дальше.Уже через несколько дней после похорон Мария Михайловна узнает,что Галя меняет квартиру.До этого один обмен,с четырехкомнатной на трехкомнатную в том же подъезде,уже состоялся.Доплата ушла в никуда в считанные дни.да и не известно точно,какой была эта самая «доплата». Ни уговоры,ни ссоры,ни "конфискация" документов на квартиру не помогли.В результате из нормальной квартиры семья переехала в малогабаритную "хрущевку" в том же районе.Казалось бы, уже достаточно.

Но не тут-то было.Однажды Мария Михайловна в очередной раз пошла навестить Дину и оказалось,что в квартире уже никто не живет.Соседи сказали,что они съехали в какую то деревню в Малоритский район,рассказали подробности этого переезда с участием неких молодых,но крайне шустрых и явно заинтересованных парней,которые до этого не раз посещали эту квартиру.Таким образом менее чем за один год семья алкоголиков трижды стала жертвой неизвестных мошенников,оставивших их без благоустроенного городского жилья,поменянного в результате на деревенскую хибару,стоившую в лучшем случае долларов триста на тот момент.

Естественно,возникает вопрос,почему же мы ничего не смогли сделать?Но время не вернешь.Мы забирали документы на квартиру у них,когда узнали об обмене,мы не один раз вместе с Марией Михайловной ездили и уговаривали их отказаться от обменов.Пытались выяснит,кто эти мерзавцы,затеявшие всё. Пытались найти помощь у моего руководства.Я тогда только перевелся из Академии милиции и начал работать опером в Московском РОВД города Бреста.После последнего "обмена" уговорили рассказать всю "правду" и завезли в прокуратуру Московского района города Бреста,где Галина написала письменное заявление по факту незаконного завладения принадлежащего их семье жилья в городе Бресте.Я нашел некоторых из тех подонков и сообщил их данные в прокуратуру,пытался с ними встретиться, позже--задержать,образумить мать одного из них.Они уже мертвы--один попал в аварию,второй умер от передозировки наркотиков.Бог сам их нашел и наказал со временем,как это часто бывает.

А вот еще один "деятель"--Андрей Киньков по кличке "Комарик",пытавшийся стать неким "авторитетным" вором в городе Бресте,жив.Правда не знаю,здоров ли,поскольку получил около десяти лет колонии за квартирные кражи, и сейчас должен находиться в одной из белорусских колоний.Только через лет пять я начал понимать,почему мое руководство не помогло нам,когда уже согласно более высокой занимаемой мною должности смог заочно познакомился с Киньковым более близко.Просто кто-то из них если не помогал ему,то препятствовал в помощи мне.Другого вывода я сделать не могу,хотя прямо обвинять кого-либо тоже.

В результате уже через несколько дней после того,как Галина попала в прокуратуру и написала указанное заявление,кто-то снова привез её в ту же прокуратуру,только теперь она написала заявление в отношении нас с Марией Михайловной.Мол заставили ее написать,оклеветать хороших парней и так далее.Но самое интересное,что если бы так занялись теми,кто ее привез второй раз,как занялись к примеру мною,успех был бы гарантирован и не было бы хоть части тех проблем у Дианы,какие потом появились.

Прокурором района тогда был Геннадий Калужа.Его не заместитель--Виктор Хитрик.Я уже не помню,кто проводил проверку ,но уже через пару дней я был так нагружен работой,что мне просто некогда было думать еще о чем-либо.Меня опрашивали,причем несколько раз.Я рассказал все,что знал.Назвал "явки,пароли,адреса".Но самому участвовать просто не дали возможности.И поручение на проведение оперативной проверки из прокуратуры в РОВД,как выяснилось,никто не направлял.Более того,вернувшись к этому вопросу в 2005 году, по уже новому заявлению Марии Михайловны,выяснилось,что в прокуратуре Московского района не только нет самих указанных материалов проверок как по заявлению первому,так и второму,но нет даже записей в журналах регистрации за те годы,что таковые имелись.Вот и думай после этого.

А судьба маленькой девочке Диане подкидывала тем временем все новые и новые испытания,день за днем,месяц за месяцем,год за годом.И удивительно,что не сломала ее,не поставила на путь,вернуться с которого было бы уже очень сложно.

Через несколько лет,практически в один год,померли от переизбытка всякой "горючей" гадости и бабушка Галя,и дядя Олег.Мама Дианы периодически наведывалась в их хибару,и то только для того,чтобы поживиться чем-либо или переждать холод,а так существовала на своей свалке,где таких,как она,как оказалось,довольно много,и жизнь бурлит своим чередом, и по своим правилам.Еще через какое-то время умерла и прабабушка,да и хибара в конечном итоге сгорела,точнее ее сожгли.Мария Михайловна помогала при похоронах Галины и Олега,но когда умерла прабабушка и сгорел дом,она ничего не знала.

И Диана была оформлена в некую школу-интернат,где училась и жила,пока ей не исполнилось шестнадцать лет.Дальше там ее содержать не могли,равно как и устроить ее какое-то будущее тоже.Что удивительно,что за все это время ни ее мать,ни ее отец так и не были лишены родительских прав,а девочка не получала даже никаких материальных пособий.Никто не интересовался,где она,как живет.

Когда начали искать родственников,нашли Марию Михайловну,а не родного отца.Она и начала заниматься дальнейшим устройством жизни Дианы.Проблема состояла в первую очередь в том,что у девочки не было постоянного места жительства,соответственно она не могла получить паспорт и прописку.Это уже было лето 2005 года.

По определенным причинам Мария Михайловна не могла прописать и оставить Диану у себя.Да и родной отец с наличием жилой площади обязан был тоже думать об этом.Но отец, родная бабушка Дианы, проявили откровенное безразличие к проблеме.Мария Михайловна осталась одна с довольно не легкой задачей.Провели семейный совет и решили.В результате она обратилась с жалобой к Президенту,а сама тем временем устроила временно девочку в школу деревни Ходосы Каменецкого района.Диану согласились взять к себе другие родственники,у которых тоже есть дети,дочь примерно сверстница Дианы.Они так и ходили вместе в школу,делали уроки,бегали в местный клуб в выходные дни.Мария Михайловна как могла,помогала своим родственникам в содержании Дианы.Так прошел учебный год.

А что же прокуратура Московского района города Бреста,куда уже менее чем через неделю из Администрации Президента пришла жалоба Марии Михайловны?

Мы уже упоминали о том,что не осталось совершенно никаких следов того,что когда-то,около десяти лет назад,по данному вопросу уже поступали заявления, и якобы проводилась проверка.Можно допустить,что за сроками давности хранения документов они были списаны и уничтожены.Но имелись журналы учета поступавших в прокуратуру заявлений и сообщений.И вот там-то как раз не имелось никаких следов того,что заявления вообще регистрировались.Таким образом когда-то были уничтожены все следы существования самой проблемы.Кто?Как?Когда?Почему?А главное--кому это выгодно?

Это было первой проблемой Марии Михайловны в прокуратуре.Отсюда последовала вторая--явное,практически открытое недоверие и хамство со стороны проводившей проверку молодой женщины.Дважды Мария Михайловна выходила из здания прокуратуры униженной и оскорбленной обвинениями в том,что она хочет заполучить себе еще одну жилплощадь,что она никто этой девочке и не имеет никакого права представлять ее интересы.И дважды более всего прокурорского работника беспокоил вопрос,кто же помог Марии Михайловне составить заявление.

Но не суть в этой недалекой работнице прокуратуры,которой не понять,что в первую очередь Марию Михайловну беспокоили проблемы и интересы никому не нужного ребенка.Через пару недель эту прокуроршу сменила служащая этого учреждения,которая хоть и не сделала ничего сверхестесственного,но хотя бы попыталась.

Оснований для возбуждения уголовного дела не нашлось.Воз "демократической социальной правовой" государственной машины с большим скрипом едва сдвинулся с места только через год.Но и то благодаря тому,что Мария Михайловна пошла уже по другим,более высоким инстанциям,используя личные связи.Проблема жилья и прописки осталась не решенной по сей день.Состоялся суд,лишивший мать родительских прав.Но отец не решился отказаться от собственного ребенка.Поэтому вопрос с материальным положением ребёнка тоже остался не решенным.

Возможности привлечь родителей к соответствующей ответственности за уклонение от содержания и воспитания ребенка были и остаются. Но хотела ли этого сама Диана?Так уж необходимо ли это в данной конкретной ситуации, приемлемо ли, решит ли саму проблему? Не взирая на всё пережитое,она продолжает если уж не любить,то хотя-бы не ненавидеть своих родителей.Это ее право.И для нее наверняка не стало бы легче,если бы её отец и мать оказались в тюрьме. Она имеет возможность приходить и даже иногда жить в семье отца, что для неё уже радость. Но родная бабушка упорно отказывается прописать и дать жилплощадь внучке, единственному ребёнку сына. Да и он сам либо в силу характера,либо недалёкости, не стремится к этому.

Есть ли решение в подобных случаях? Если государством подобные проблемы, примеров которым наверняка много, не урегулированы, либо недостаточно хорошо урегулированы, то почему? Или в политической суете нашим чиновникам некогда заниматься подобными «мелочами»?Или в каждом подобном случае для решения необходима политическая составляющая,как в итальянской истории Вики Мороз? Если так, то хочется напомнить им, что дети--это наше будущее, а государство согласно Конституции является демократическим и социальным.

Еще беспокоит то,что публикация вызовет извращенную реакцию,либо будет проигнорирована ответственными чиновниками,как это сейчас зачастую бывает. В первую очередь из-за автора и источников. Поэтому необходимо сразу предупредить чрезмерно ретивых служак, а за одно и уважаемого читателя--продолжение последует в любом случае.

Иван Овсяник

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment