Дома-надо-чай-пить (de_brill) wrote in by,
Дома-надо-чай-пить
de_brill
by

Смертельный дембель погранвойск

Ольга МИРОНЕНКО / 20 марта 2009 /

В канун новогоднего праздника, 29 декабря 2008 года, на пограничной заставе в Свичловском районе (Гродненская область) обнаружили мертвыми двоих солдат. Пограничникам оставалось всего несколько недель до дембеля, который стал для них смертельным. Солдаты висели рядом, на двух деревьях, на собачьих поводках. По данному факту военной прокуратурой было возбуждено уголовное дело. В ходе следствия и проведения судмедэкспертизы было установлено, что солдаты покончили жизнь самоубийством. Однако родители с этой точкой зрения следствия не согласны...


Обычно приверженцы той точки зрения, что необходимый и достаточный критерии исполнения долга по защите Родины - срочная служба, придерживаются следующего мнения:

В армии дедовщины нет, как нет самодеятельных обрядов посвящения и прочих неуставных испытаний.
А если даже и есть, то служат они благой цели - учат жизни, взаимовыручке, закаляют, дисциплинируют, позволяют обрести психологическую устойчивость и широту взглядов вчерашним субтильным и обидчивым ботаникам.
С этой точки зрения самоубийство - акт дезертирства, позорный и унизительный для воинской части и сослуживцев факт.
И сколько бы ни говорилось о трагедии, виновных, и о том, каким хорошим мальчиком был покойный, всем в конечном счёте очевидно - человек не справился с трудностями, спасовал, не смог найти для себя приемлимого решения.
Но это было раньше.

А сейчас что-то произошло, что-то неуловимое изменилось, если заканчивают жизнь самубийством вроде бы благополучные завтрашние дембеля, с планами на службу по контракту.
Неужели неуставные отношения повернулись другой стороной?
Ведь очевидно, что дедовщина старого розлива не могла оказать никакого влияния на этих людей - они пересекли черту старослужащих.
Неужели появились механизмы морального давления настолько сильные, что особо зарвавшиеся деды тем или иным путём уже не всегда попадают на дембель?

Приносят ли им на подносе заряженный одним патроном револьвер, когда становится очевидно, что суда за внеуставные отношения им не избежать, и воинскую часть ждёт позор, или же это происходит как-то иначе?
Играет ли роль мнение тех, кто пострадал от этих суровых мусчин?
Тем более когда становится ясно, что обвиняемый не собирается изменять своих привычек, и формально отказать ему перейти на контракт не удастся?
А контрактник с такими замашками - это уже беда?

Так или иначе, очевидно, что в армии появились какие-то другие принципы, не соотвествуя которым физически здоровый, профессиональный, без излишних принципов и синтиментов солдат может и не дембельнуться живым.

И честь (в том самом, офицерско-дореволюционном понимании) только одна из возможных версий.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments